Вы вошли как admin | Группа "Администраторы" | RSS
  Вторник, 21-Ноя-2017, 13:01  

Время обладает просто исключительным даром убеждения.

Юзеф Булатович
Форма входа
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

V. Боевой путь в Великой войне

1914 год.

Всколыхнулся, взволновался
Православный тихий Дон,
И послушно отозвался
На призыв монарха он…
(Гимн Войска Донского, 1855).

С первых дней мобилизации кавалерийские и казачьи дивизии выдвинулись на западные границы Российской Империи, чтобы обеспечить мобилизацию и развертывание пехотных соединений*.

2-я Сводно-казачья дивизия генерал-лейтенанта Л.И.Жигалина – 24 сотни, 8 пулеметов и 12 конных орудий, выступила 14 июля к Австрийской границе. В ее задачи входило прикрытие сосредоточения 8-й армии генерала от кавалерии А.А.Брусилова. Кавказская бригада встала постами вдоль р.Збруч, а Донская бригада, артиллерия и Штаб дивизии расположились в м.Городок. Боевая деятельность дивизии заключалась в наблюдении за неприятельским берегом Збруча и в недопущении неприятельских разъездов на свою территорию. Ежедневно происходили перестрелки между нашими казаками и австро-венгерскими постами (10).

Утром 4 августа, австро-венгерская кавалерия в составе 5-й кавалерийской дивизии Гонведа** и 15-й бригады 1-й кавалерийской дивизии, переправилась через Збруч, с целью провести стратегическую разведку в районе Сатанов - Городок, для выяснения сил 8-й армии, развертывание которой уже было закончено. Но передовые разъезды казаков обнаружили продвижение противника еще 3 августа и 2-я Скд, усиленная батальоном 14-го стрелкового полка, преградила ему путь. Четыре роты «железных» стрелков и две роты 60-го пехотного Замосцкого полка (с 2-я пулеметами) заняли линию вырытых ночью окопов перед Городком. Правее залегли спешенные сотни 1-го Линейного Генерала Вельяминова полка ККВ, с пулеметами дивизионной команды в интервалах. Левее расположилась частично спешенная Донская бригада. Волгский полк ТКВ составлял в местечке резерв. 1-я и 3-я Оренбургские батареи и 2 орудия 4-го стрелкового Артдивизиона, подготовили позицию к востоку от местечка.

Упустив момент внезапности, спешенные гусары при поддержке пулеметного и артиллерийского огня провели несколько безуспешных атак русских позиций. К 4 часам дня, дивизион (3 эскадрона) 7-го гусарского полка Гонведа решаются на доблестную атаку центра позиций в конном строю… По стройным линиям венгерских гусар, в яркой форме мирного времени, открывают огонь орудия оренбургских батарей, а с расстояния в 900 шагов и вся линия окопов. От убийственного винтовочного и пулеметного огня гусары несут огромные потери, за несколько минут дивизион был почти полностью уничтожен. В это время, на правом фланге, произошел встречный бой между двумя эскадронами гусар 8-го полка и двумя сотнями 1-го Линейного полка ККВ. В ходе короткого, ожесточенного боя, линейцы окружили и изрубили гусар, а уцелевших преследовали до линии огня противника (10).

Венгерский гусар

Наступавшая против южной окраины местечка 15-я австрийская кавалерийская бригада так и не смогла преодолеть огня нашей пехоты и спешенных сотен Донской бригады, а выдвижение 17-го Донского казачьего генерала Бакланова полка с целью обхода правого фланга, вынудило ее к отступлению (10). После пятичасового боя, 5-я австро-венгерская кавалерийская дивизия, потерявшая убитыми 500, а ранеными 150 гусар, дрогнула и в полном беспорядке покинула поле боя. Не вынесший этого поражения командир дивизии, генерал Фрорайх, один сын которого погиб в атаке, а другой оказался в плену, застрелился на месте.

«Распоряжался этим боем с нашей стороны состоявший в моем распоряжении генерал-майор Павлов. Начальник же дивизии ограничился тем, что сидел при резерве и не допустил свежую бригаду резерва преследовать разбитого врага. По этой причине остатки австрийской дивизии с ее артиллерией и пулеметами благополучно ушли за Збруч. Пришлось удалить этого незадачливого начальника, которого заместил генерал Павлов» (4). На самом деле, отступающего противника до самой темноты преследовала только одна 3-я сотня 1-го Волгского полка, подобравшая «три брошенные неприятельские орудия» и отогнав расстроенную дивизию «почти за 40 верст от русской границы» (16).

5-я австро-венгерская кавалерийская дивизия была настолько деморализована, что ее сняли с фронта и отвели в тыл для приведения в порядок. Как отмечал генерал П.Н.Краснов, «От первого столкновения зависел дух конницы на всю войну» (10). Потери в русских частях не превысили 60 человек, большая часть которых пришлась на кубанцев из двух сотен 1-го Линейного полка генерала Вельяминова, испытавших чувствительные потери от сабель венгерских гусар.

Во время наступления 8-й армии в Галиции, 2-я Сводно-казачья дивизия прикрывала ее левый фланг.

После одержанной победы в Галицийской битве силы Юго-Западного фронта форсировали Сан и вышли к крепости Перемышль. Заняв г.Турка, в 65 км южнее крепости, 2-я Скд «…встретила упорное сопротивление оборонявшихся частей неприятеля»(21). 25 сентября 1914 г. правый фланг дивизии был атакован полком австрийской пехоты. Находившийся здесь 17-й Донской казачий генерала Бакланова полк, под командованием полковника Алексеева, занял фланговую позицию и прочно ее удерживал. В арьергардных боях с 29 сентября по 2 октября, 17-й Дкп отбил все атаки превосходящего противника с фронта и обоих флангов.

В конце октябре 8-я армия достигла предгорья Карпат, где произошло несколько авангардных боев. Донская казачья бригада из 2-й Скд заняла 12 ноября Ужокский перевал, открыв путь на Венгерскую равнину и взяв при этом 5 орудий (21). В начале декабря дивизия вела огневой бой с неприятелем, защищавшим Дуклинский проход. Особенно беспокоила казаков мортирная батарея. На предложение генерала Павлова взять ее вызвался 1-й Волгский полк ТКВ. 1-й дивизион**** терцев поддержала спешенная сотня 17-го Дкп во главе с подъесаулом В.Фолометовым, хорунжими Н.Путягиным и А.Степановым*****. Совершив глубокий обход, казаки выбили вражескую пехоту из трех рядов укрепленных окопов, взяв 150 пленных при офицерах и пулеметы (16). За эти геройские подвиги все три вышеупомянутых офицера были пожалованы Георгиевским оружием. А всего шесть офицеров донской бригады 2-й СКД из 16-го и 17-го казачьих полков, за бои в предгорьях Карпат заслуженно получили Георгиевские награды (21).

Позднее 17-й Донской казачий генерала Бакланова полк прикрывал вынужденнй отход 48-й пехотной дивизии генерала Л.Г. Корнилова, успевшей перевалить через Карпаты и спуститься на Венгерскую равнину.

* Боевая готовность кавалерийских дивизий в приграничных округах составляла 6 часов. Пехотные дивизии заканчивали свою мобилизацию на 8-й день, второочередные дивизии развертывались между 15-м и 18-м днями (14).

** Гонвед - вооруженные силы венгерской территориальной обороны, учрежденные в 1869 году, аналогичные австрийскому ландверу. Состояли из пехоты и кавалерии. Кавалерийские части Гонведа были сведены в две дивизии: 5-ю и 11-ю, каждая из которых включала четыре гусарских полка.

*** Схема и описание боя взяты из воспоминаний его участника, командира 2-й сотни 1-го Линейного Генерала Вельяминова полка ККВ – подъесаула Е.С.Тихоцкого (10).

**** Дивизион – строевое подразделение войсковых частей. В Русской армии кавалерийский (казачий) полк состоял из двух дивизионов, каждый из которых включал в себя три эскадрона (сотни).

***** За эти героические подвиги все три офицера были пожалованы Георгиевским оружием. А всего шесть офицеров донской бригады 2-й СКД из 16-го и 17-го казачьих полков, за бои в предгорьях Карпат заслуженно получили Георгиевские награды (21).

1915 год.

По горам Карпатским метелица вьется, 
Лютые морозы зимою трещат.
Проклятый германец на нас наступает, 
На нашу державу, на крест золотой.
(Донская казачья песня времен Великой войны)

Кампания 1915 года началась для 3-й и 8-й армий Юго-Западного фронта чередой тяжелых боев за перевалы и высоты заснеженных Карпат.

В это время Блокадная армия 9 марта взяла крепость Перемышль. «30 марта Карпаты были форсированы. Их постигла участь Альп, Кавказа и Балкан...»(14). Но не имея достаточно сил для дальнейшего наступления, 3-я и 8-я армии только закрепились на западных склонах. Чтобы спасти положение Австро-Венгрии и вывести Россию из войны, германское командование решает нанести русским армиям сокрушительное поражение и переводит с западного фронта XI армию генерала Макензена. Совместным ударом германо-австрийских армий планировалось прорвать фланг 3-й армии и «… зайти в тыл всем русским армиям Юго-Западного фронта, увязшим в Карпатах…»(14).

19 апреля 1915 года IV австро-венгерская и XI германская армии начали прорыв русских позиций у Горлицы*, вклинившись между двумя русскими корпусами. Неся жестокие потери, карпатская группа 3-й армии сдержала натиск и покинула горы. В Западной Галиции отступление пехотных корпусов прикрывал Сводный конный корпус 3-й армии, под командованием генерала Н.Г. Володченко: 7-я, 16-я кавалерийские и 2-я Сводно-казачья дивизии. 24 апреля генерал Радко Дмитриев предписал обескровленной 3-й армии отходить на Сан. Генерал А.фон Макензен упорно продолжал развивать наступление XI германской армии на Перемышль-Львов, вследствии чего 8-я армия генерала Брусилова покидает Перемышль, а за ней оставляет позиции на Сане и 3-я армия генерала Леша, назначенного вместо генерала Радко Дмитриева.

1 июня штаб Юго-Западного фронта образовал группу генерала Олохова, куда помимо трех пехотных корпусов входил еще и IV конный корпус** генерал-майора Я.Ф.фон Гилленшмидта: 16-я кавалерийская, 2-я Сводно-казачья и 3-я Кавказская казачья дивизии. Группа Олохова находилась в разрыве между 3-й и 8-й армиями и прикрывала сообщения на Холм и Владимир-Волынский. 7 июня 8-я армия и группа Олохова были сбиты с позиций. Львов был оставлен, а армии Юго-Западного фронта отступали на южную границу Варшавского и к восточной границе Киевского военных округов (14).

Теперь в планы германского командования входило одновременным ударом с юга (из Галиции) и с севера (из Восточной Пруссии) взять русские армии Северо-Западного фронта в клещи и разгромить их, что способствовало бы скорейшему выходу России из войны. В июне-июле здесь разыгрались кровопролитные сражения между русскими и германо-австрийскими войсками ( Красностав, Прасныш, Нарев и др.). «Немецкие авторы подчеркивают беспредельную самоотверженность и непревзойденную храбрость всех здесь участвовавших русских войск» (14). Выход русских армий из германских «клещей» и их дальнейший отход с Вислы и Немана на Западную Двину, получил название Великого отступления.

Армии Юго-Западного фронта, напротив, упрочили свое положение и удерживали фронт от Днестра до границы с Румынией. В июле проходили бои местного значения, как например, 21 июля у посада Савин, когда 2-я Сводно-казачья дивизия получила приказ остановить наступление германских сил и дать возможность выйти из боя расстроенным пехотным полкам, несмотря на оказанную им ранее помощь спешенных сотен из полков Донской бригады (16). Продвижение германской пехоты было приостановлено на два дня, благодаря ночной атаке двух сотен 1-го Волгского полка ТКВ.

В августе Юго-Западный фронт атаковали I и II австро-венгерские и Южная германская армии. Русские 8-я, 9-я и 11-я армии смогли остановить противника, а затем и сами перешли в наступление, полностью восстановив положение на всем фронте. Весь сентябрь и октябрь в Полесье, на Волыни и в Галиции шли крупные местные бои (14).

На правом фланге 8-й армии действовал IV конный корпус генерала Гилленшмидта. Входившая в него 2-я Сводно-казачья дивизия генерала П.Н.Краснова имела упорный бой за деревню Железница, занятую 82-м германским пехотным полком. В ночь с 11 на 12 сентября, при штурме горящей деревни отличилась донская бригада – 16-й генерала Грекова и 17-й генерала Бакланова казачьи полки. «…Сила обороны была столь велика, что германские солдаты сгорали живьем в подожженной русской артиллерией Железнице, но не сдавались и стреляли до конца». Первым в Железницу ворвался сотник И.Бобров с сотней 16-го ДКП, захватив два пулемета. Отличились и донцы-баклановцы войскового старшины Василия Туроверова. В приказе №44 от 12 сентября 1915 г. по 2-й Сводно-казачьей дивизии говорилось: «…подвиг Ваш, любезные моему сердцу донцы, перейдет славною страницею истории в века веков» (21).

«Обескровленная, изможденная пятнадцатью месяцами необычайно тяжелой и неудачно сложившейся войны, русская армия заняла в октябре 1915 года линию сплошного фронта от Балтийского моря до румынской границы» (14). Война приняла позиционный «окопный» характер – войска зарылись в землю. Многочисленная конница, потерявшая простор для оперативного маневра, большей частью отводилась в глубокий тыл, где обустраивалась на зимних квартирах: строились укрытия для лошадей, хозяйственные постройки и походные храмы.

Приказом генерала Краснова, полковому священнику 17-го Дкп, отцу Николаю, была объявлена благодарность за сооружение и оборудование походного храма и оформление полкового хора. Некоторые подразделения конных частей спешивались и несли службу в окопах наравне с пехотой.

В этих условиях эффективно могли проявить себя лишь небольшие конные отряды, ведущие партизанские действия в тылу врага. Подобные отряды применялись русским командованием еще летом, в период отступления. Формировались партизанские и сводные особого назначения отряды при кавалерийских и казачьих дивизиях. Всего действовало 53 отряда***, 13 из них были донские казачьи.

«В бассейне рек Турья и Стоход, осенью 1915 успешно вел боевые действия отряд 2-й Скд под командованием полковника Ким Ин Шу****, большую часть которого составляли казаки 17-го Донского казачьего Генерала Бакланова полка» (21).

* Горлицкий прорыв – наступательная операция германо-австрийских войск против русского Юго-Западного фронта, 19(2) - 22(5) апреля 1915 года. Несмотря на пятерное превосходство в живой силе и еще большее в артиллерии, противник не достиг своей цели по окружению и полному уничтожению русских армий, но нанес им большие потери и вынудил к отступлению, в результате чего Россией была потеряна Галиция, занятая годом раньше.

** IV конный корпус сформирован в мае 1915 года, вместо созданного в апреле Сводного конного корпуса 3-й армии.

*** Среди командиров казачьих партизанских отрядов были офицеры, ставшие впоследствии известными участниками гражданской войны: сотник В.М.Чернецов, сотник барон Р.Ф.Унгерн фон Штернберг, есаул Б.В.Анненков и войсковой старшина А.Г.Шкуро.

**** Полковник Ким Ин Шу – флигель-адъютант корейского Императора. В 1904 году состоял переводчиком в Приамурской сводной казачьей бригаде полковника Павлова.

1916 год

А мы били немца, короля Вильгельмца.
А вильгельмский их король не страшит казачий строй.
(Донская казачья песня времен Великой войны)

«…Я вступаю в Новый Год с твердой верой в милость Божию, в духовную мощь и непоколебимую твердость и верность всего Русского Народа и в военную доблесть Моих Армии и Флота»Император Николай II.

До весны 1916 года на Юго-Западном фронте наблюдалось относительное затишье. За это время войска укрепили позиции, пополнились людьми и вооружением. Зимой 1915/16 годов в кавалерии вместо дивизионных пулеметных команд по 8 пулеметов были сформированы полковые – по 4 пулемета (14). В первых числах мая 1916 года походный атаман распустил большую часть кавалерийских и казачьих партизанских отрядов по своим частям.

С марта 1916 года командующим Юго-Западного фронта становится генерал от кавалерии Алексей Алексеевич Брусилов, сдав командование 8-й армией генерал-лейтенанту А.М. Каледину. В июне союзники ожидали от России масштабного наступления, где Юго-Западному фронту отводилась только вспомогательная роль. Но после губительного наступления Северного и Западного фронтов в марте-апреле, проведенного для недопущения переброски германских войск под Верден, ситуация изменилась. Именно Юго-Западный фронт открыл летнее наступление с целью приостановить продвижние австро-венгерских сил на Италию, уже нанесших сильное поражение итальянской армии в Тироле и готовых вторгнуться в долину реки По.

«На рассвете 22 мая гром двух тысяч орудий от Припяти до Прута возвестил славу русского оружия»(14). В наступлении участвовали 11-я армия генерала Сахарова, 9-я армия генерала Лечицкого, 7-я армия генерала Щербачева и 8-я армия генерала Каледина. 8-й армии отводилась решающая роль в нанесении главного удара на правом фланге Юго-Западного фронта – луцком направлении. Кавалерия 8-й армии из двух конных корпусов – IV и V, сосредоточилась на второстепенном – ковельском направлении. На 22 мая IV конный корпус генерал-лейтенанта Я.Ф. Гилленшмидта состоял из 16-й и 7-й кавалерийских, 2-й Сводно-казачьей и 3-й Кавказской казачьей дивизий. Резерв корпуса составляла 1-я Кубанская казачья дивизия. В задачи корпуса входило прикрытие 8-й армии с правого фланга (16).

Решительными действиями соединения 8-й армии генерала Каледина прорвали укрепленные позиции австрийцев и уже 25 мая освободили Луцк. Главная заслуга в этой блестящей операции* принадлежала 4-й стрелковой «Железной» дивизии** генерала Деникина, действовавшей на острие прорыва. Дальнейшее наступление на луцком направлении главнокомандующим фронта было приостановлено. Вперед были выдвинуты только кавалерийские части***.

25 мая IV конный корпус получил задачу совершить рейд в сторону Ковеля – важного транспортного узла. Предполагалось, что пехотные части прорвут укрепленные позиции, после чего кавалерия устремится в глубокий тыл противника. Но труднопроходимая, болотистая местность оказалась совершенно непригодной для оперативных действий конной массы из пяти дивизий. Основная задача осуществления рейда возлагалась на 2-ю Сводно-казачью дивизию, расположенную в болотах по реке Стоход, и на ее командира – генерала Краснова. Казакам пришлось спешиться и вместе с пехотой в ночь с 26 на 27 мая преодолеть проволочные заграждения и дважды атаковать австрийские окопы у гати Вулька Галузийская. Эти действия были отмечены генералом Гилленшмидтом в приказе по корпусу: «Славные Донцы, Волгцы и Линейцы, ваш кровавый бой 26 мая у Вульки-Галузинской – новый ореол Славы в Истории ваших полков. Вы увлекли за собой пехоту, оказав чудеса порыва. Бой 26 мая воочию показал, что может дать орлиная дивизия под руководством железной воли генерала Петра Краснова» (16).

28 мая наступление было приостановлено. Генерал Краснов докладывал, что «дивизия свято выполнила свой долг» (21). Неприятель перебрасывал все новые подкрепления, в то время как казачьи сотни несли потери от фронтальных атак укрепленных позиций по узким проходам в болотистом лесу. Потери 2-й Скд составили 40 офицеров и 500 казаков (21). Сам Краснов был ранен пулей в ногу (16).

«За селом Бельска Воля, в Польше, между реками Стырью и Стоходом, южнее Пинска, севернее Луцка, на песчаном бугре конно-саперы под руководством есаула Зимина (1-го Волгского казачьего полка Терского казачьего войска) построили ограду. Резанные из цветных – темных еловых и белых березовых – сучьев, красивые ворота аркой ведут за ограду. Там в стройном порядке выровненные, в затылок и рядами, лежат солдаты Нижнее-Днепровского полка****, Донские, Кубанские и Терские казаки 2-й казачьей сводной дивизии, убитые в боях под Вулькой Галузийской 26-30 мая 1916 года<…> На воротах надпись из сучьев: «Воины благочестивые, славой и честью венчанные» (18).

Последствия Луцкого прорыва были таковы, что Австро-Венгрия, остановив наступление на Итальянском фронте, перешла к обороне и в срочном порядке перевозила против сил Юго-Западного фронта, все что могла (4). Германское командование так же высвобождало значительную часть своих соединений, задействованных как против русских сил Северного и Западного фронтов, так и против союзников под Верденом.

1-го июня 8-я армия возобновляет наступление в направлении на Ковель. Для подкрепления Юго-Западного фронта ставка передает из Западного фронта 3-ю армию генерала Леша. В 3-ю армию отходит крайний правый фланг 8-й армии: IV конный и XLVI армейский корпуса (14).

17 июня начинается контрнаступление группы германских и австро-венгерских сил, под общим командованием Линзингена, с целью прорвать фронт 8-й армии Каледина.

22 июня Лизинген был отражен, а 3-я и 8-я армии сами перешли в решительное наступление. В ночь на 24 июня пехотный корпус прорвал позицию противника около Костюхновки и утром 2-я Сводно-казачья дивизия бросилась в преследование отступающего противника в направлении – Вулька Галузийская, Галузна, Красин, Лишневка, Грива, Старое Черевище (16).

26 июня ставка отдала директиву Юго-Западному фронту овладеть Ковелем, направление к которому занимали германские соединения. Для этого фронту даже был передан резерв Ставки – Гвардейский отряд (I и II Гвардейские пехотные и Гвардейский конный корпуса). З-я армия должна была атаковать Ковель с севера и востока, и овладеть переправами через Стоход (14). 15 июля все армии Юго-Западного фронта перешли в наступление. При форсировании Стохода, кубанцы 2-й Скд своим примером – показательной конной атакой - помогали поднимать пехотные цепи (19). Но занять Ковель так и не удалось.

30 июля 3-я и Особая армии, а вместе с ними и наступление на ковельском направлении были переданы Западному фронту (14). 6 августа 4-я Финляндская стрелковая дивизия генерала Селивачева форсировала Стоход и захватила у Тополы Червищенский плацдарм. Но германцам удалось сбить стрелков и занять плацдарм. Вернуть его обратно смогла «… атака 16-го и 17-го Донских казачьих полков сквозь окопы и проволоку австрийцев и германцев у деревни Рудка Червище 7 августа 1916 года» (18).

Генерал Краснов впоследствии вспоминал: «Из штаба 3-й армии приказ казакам выручить пехоту. Пять немецких аэропланов низко реют над казачьей дивизией, наметом скачущей длинной колонной к жидкому казаками построенному мосту. Стучат с аэропланов пулеметы, часто рвутся бросаемые с них бомбы. Аэропланы так низко, что отчетливо видны лица летчиков. Падают убитые лошади, везде лежат убитые и раненые казаки. Казаки карьером проскакивают по ходуном ходящему под ними мосту, проходят через прорезы в проволоках наших укреплений, и вот они – перед изумленной германской пехотой разворачивается широкая, на четыре версты захватившая весь плацдарм, казачья лава. Сотни пленных…Взятые с боем пулеметы. Очищенное от врага поле сражения…Восстановленное положение. Казаки выручили свою пехоту. Финляндцы вернулись в свои окопы» (19).

В приказе на награждение командира 17-го Донского казачьего Генерала Бакланова полка, полковника Дмитрия Маркозова орденом Св.Георгия 4-й ст. говорилось: «…когда наши части, теснимые противником, стали отходить к деревне Рудка-Червище, полковник Маркозов, командуя названным полком, под сильным артиллерийским и пулеметным огнем и бомбами трех снизившихся аэропланов, по наведенному конно-саперами мосту, переправился на левый берег реки Стохода и, лично ведя… полк в конную атаку, изрубил около 200 человек и, хотя понес большие потери, опрокинул противника, увлекая свою пехоту, решительно изменил ход боя в нашу пользу…»(21)*****.

Другой участник атаки, хорунжий 17-го Дкп Яков Юдин, был награжден орденом Св.Георгия 4-й ст.«за то, что в бою 6 августа 1916 г. у д.Рудка-Червище во время конной атаки первым вскочил в неприятельский окоп. Будучи ранен в грудь, не оставил строя продолжая наступление, когда вторично был ранен в ногу. Невзирая на двойное ранение не оставил свою часть, пока не пал смертельно раненый со словами «Казаки вперед», и тут же скончался, смертью своей запечетлев содеянный подвиг» (22).

Казаки удерживали позиции у Рудка-Червище до 9 августа, когда их сменили стрелки. 2-я Сводно-казачья дивизия была отведена в тыл и расположилась в лесу, построив землянки для казаков и офицеров, и конюшни-навесы для лошадей ******. В конце октября военные действия 1916 года закончились.

«Семь кавалерийских дивизий на правом крыле фронта сидели по брюхо коня в болоте, три на левом крыле были двинуты в горы…Нашей победе не хватило крыльев» (14).

* Современники назовут ее Луцкiй прорывъ, а в советской и современной истории она более известена как «Брусиловский прорыв».

** 4-я Стрелковая бригада (с 1915 года – дивизия) – названная со времен русско-турецкой войны 1877-78 гг. Железной, подтвердила свое название и в Великую войну. Командир – генерал-лейтенант Антон Иванович Деникин (с 1914 по 1916 гг.). Дивизия была на особом положении и по мнению А.И.Деникина «…заслужила почетное звание "пожарной команды" 8-й армии."

*** Фото из журнала «Нива» 1916 г. Взято с сайта www.bergenschild.narod.ru.

**** 398-й пехотный Нижнеднепровский полк из состава 100-й (третьеочередной) пехотной дивизии.

***** А.А.Керсновский упоминает о шести немецких самолетах (14).

****** Фото из журнала «Нива» 1916 г. Взято с сайта www.bergenschild.narod.ru.

1917 год.

За курганом пики блещут, 
Пыль несется, кони ржут, 
И повсюду слышно было, 
Что полки домой идут.
(Донская казачья песня)

.

«Наступили праздники Рождества Христова. 6 января при резервных полках служили молебен с водосвятием. На нем были знамена от всех полков дивизии*, сопровождаемые взводами. После молебна был парад. По обычаю была провозглашена здравица за Державного вождя Русской армии, играли гимн <…>

После парада в 6-й сотне 17-го Донского генерала Бакланова полка был конный праздник. Звенели веселые голоса. Слышался бодрый смех, скакали лошади, рубили и кололи чучела казаки и приходили за призами, румяные, веселые, счастливые<…>

Были тяжелые минуты, когда два раза немцы сняли у нас полевые караулы, но и это вызывалось не нашей беспечностью, но сильно растянутым фронтом и слабостью постов. Пришлось устроить конное патрулирование по замерзшему болоту, впереди проволок, и немцы свои поиски прекратили<…>

Исподволь готовились к наступлению. Уже знали, что нам придется сначала ограничиться только демонстративной атакой на нашем правом фланге, что рвать позиции будет пехота много южнее нас. И когда она порвет, мы пойдем по тому пути, по которому мы отступали осенью 1915 года <…> Верили, что так и будет» (18).

Наступление Русской армии готовилось на апрель 1917 года. Но известные события в марте, приведшие к отречению Императора Николая II, отложили его на неопределенный срок.

На фронтах известие об отречении приняли сдержанно, многими с чувством сожаления и недоумения. Армия принимала новую присягу Временному правительству в тихом, сосредоточенном молчании (14).«На душе было гадко, и кругом я видел растерянность, подавленное настроение, и вдруг громко заговорили молодые прапорщики, стали кричать офицеры, считавшие себя когда-то обойденными, обиженными, не награжденными по заслугам» (18). Вскоре вышел в свет приказ № 1 о демократизации армии. Солдаты восприняли его как «Свобода, и кончено!»** Наступал развал армии…

22 марта, дождавшись разлива Стохода в тылу 3-й армии, германский генерал Линзинген овладел Червищенским плацдармом, с большими потерями отбитым у противника в прошлом году казаками Донской бригады из 2-й Сводно-казачьей дивизии. Почти полностью был разгромлен III армейский корпус. Генерал Леш был отрешен, а 3-я армия расформирована (14).

В апреле 1917 г. 2-ю Сводно-казачью дивизию сменила на позиции под Пинском 172-я пехотная дивизия, и ее отвели в тыл. «Пока дивизия стояла на позиции в непосредственной близости к неприятелю, она держалась, <…> офицеров слушались, форму одежды соблюдали. 10 апреля к нам в дивизию приезжал кн. Павел Долгоруков, член к.-д. партии. Он смотрел собранную для этого случая Донскую бригаду – 16-й и 17-й Донские полки – и сказал весьма патриотическую речь <…> Как только казаки дивизии соприкоснулись с тылом, они начали быстро разлагаться. Начались митинги с вынесением самых диких резолюций<…> Казаки перестали чистить и регулярно кормить лошадей <…> Масса в четыре с лишним тысячи людей, большинство в возрасте от 21 до 30 лет, т. е. крепких, сильных и здоровых, притом не втянутых в ежедневную тяжелую работу, болтались целыми днями без всякого дела, начинали пьянствовать и безобразничать» (20).

Разложение армии в тылу принимало угрожающие размеры. Солдаты отказывались выходить на позиции и враждебно относились ко всем командирам, призывающим к дисциплине и выполнению воинского долга. С этим пришлось столкнуться и командиру 2-й Сводно-казачьей дивизии, генералу Краснову: «Меня на ст. Видибор 4 мая на глазах у эшелонов 16-го и 17-го Донских полков арестовали солдаты и повели под конвоем со стрельбою вверх в Видиборский комитет. Там меня обвинили в том, что я принадлежу к числу тех генералов, которые ради помещиков и иностранных капиталистов настаивают на продолжении войны. Одним из обвинителей был казак 17-го Донского казачьего полка Воронков. Потом меня под конвоем же отправили в Минск <…> меня доставили к главнокомандующему фронтом ген. Гурко, который меня сейчас же освободил и отправил к дивизии»(20).

«Я горячо любил свою дивизию, свидетельницу стольких славных побед» (20), но после этого случая, сильно пошатнувшего авторитет командира, оставаться в дивизии генерал Краснов больше не мог. Взамен прошения об отставке ему было предложено принять в командование 1-ю Кубанскую казачью дивизию.

Последняя наступательная операция Русской Армии началась в июне.

Юго-Западному фронту ставилась задача нанести удар на Львовском направлении, остальные фронты должны были способствовать этому удару. IV конный корпус входил в состав Особой армии генерала Балуева. Поддержанные многочисленной артиллерией, 18-го июня, 11-я и 7-я армии повели наступление на Львов, а 8-я армия генерала Л.Г.Корнилова, на Галич. Особой армии, растянутой в Полесье и выделившей половину сил в резерв Юго-Западного фронта, отводилась пассивная роль (14).

Поначалу наступление складывалось удачно, но вскоре наступательный порыв войск угас. Директиву возобновить наступление войска встретили митингами. А после переброски германским командованием в начале июля двух корпусов с Западного фронта, началось отступление, граничившее с бегством. Только благодаря стараниям генерала Корнилова, принявшего командование Юго-Западным фронтом, удалось избежать полного поражения.

 

15-го июля Русская Армия отошла за Збруч, с которого три года назад начала свое наступление…(14).

Летом 1917 года на заседании Донского Войскового круга был избран Войсковой атаман - генерал А.М.Каледин. Он верил в необходимость войны с Германией и присутствия донских казаков на фронте (6). Но к осени сложилось тяжелое положение: боевые действия прекратились, всюду шли братания с противником, и линия фронта была практически открыта. Большевистская пропаганда постепенно стала проникать и в ряды фронтового казачества, до этого большевизма сторонившегося.

Приказом Протопресвитера военно-морского духовенства, о. Георгия Шавельского, священник 17-го Донского казачьего генерала Бакланова полка, о. Николай Бутков, за усердную службу был назначен Благочинным 2-й Сводно-казачьей дивизии, с оставлением в должности полкового священника***.

В конце сентября со всех фронтов в Киев съехались на Казачий Съезд представители всех казачьих войск. На нем было принято решение о защите Временного Правительства от большевиков. Но после известия о большевистском перевороте в Петрограде, Съезд принимает решение об отправке с фронта всех казачьих частей домой.

19-го ноября Атаман Каледин распорядился о начале переброски всех Донских казачьих частей Юго-Западного фронта на Дон. Великая или Вторая Отечественная война для казаков 17-го Донского казачьего генерала Бакланова полка на этом закончилась.

За время войны следующие офицеры 17-го Донского казачьего генерала Бакланова полка были награждены Императорским Военным орденом Святого Великомученика и Победоносца Георгия, 4-й степени: Полковник Маркозов Дмитрий, подъесаул Фолометов В., хорунжий Власов Георгий, хорунжий Путятин Николай, хорунжий Степанов Андрей, хорунжий Юдин Яков (посмертно).

Всего в ходе войны офицеры Войска Донского получили свыше двухсот Георгиевских наград, многие из которых посмертно. А казакам было вручено 36 тысяч Георгиевских крестов. Около 600 казаков имели полный бант (22).

* Полки 2-й Сводно-казачьей дивизии считались выведенными в резерв.

** А.И.Деникин «Очер

ПОГОДА
Ростов-на-Дону
Кировская
РПЦ КАЛЕНДАРЬ
Архив записей
НАША КНОПКА
Для обмена баннерами

Казачее общество


Друзья сайта
Семикаракорское благочиние Храм Трех Святителей Волгодонская епархия
ARCHIE project © 2017| Конструктор сайтов - uCoz
Яндекс.Метрика